Путешествие Киев -Новороссийск

Наше путешествие из Киева в Новороссийск было запланировано давно. Просто мы никому об этом не рассказывали ))) Но сейчас это уже совершенно неважно. Мы в Новороссийске.
Те, кто хорошо нас знает, поймут почему мы уехали.
И так, благополучно добравшись до места назначения, я с чистой совестью могу вам рассказать как это было.
Если вам скажут, что на пунктах пропуска в Крым километровые очереди, можете смело смеятся этим людям в лицо - ничего подобного там и впомине нет. Вас обманывают. И все эти росказни о перемещении военной техники не больше чем просто обман для устрашения.
Но, не будем отвлекаться.
Из Киева мы выехали 24 июня в середине дня. Жуткая жара, и бсолютно стремная ситуация, в плане информации о переходе границы оптимизма не добавляли. Выехав за Киева, мы увидели как, типа, ремонтируют одесскую трассу. Зрелище, скажу я вам, угнетающее. По дороге встретили внедорожник без госномеров с флажком евросоюза, который сопровождал два новеньких автомобиля типа ЗИЛ, с крытым кузовом, также без номерных знаков. Эту миниколону сопровождала скорая помощь, абсолютно разбитая. Вот, пожалуй, и все военные передвижения по одесской трассе.
К позднему вечеру мы добрались до Херсона. Переночевали в гостинице. Поутру хозяйка гостиницы, узнав куда мы направляемся, пыталась мне рассказать как люди бегут из Крыма. Я даже не пыталась ее переубедить. На стоянке гостиницы стояло три автомобиля: два с киевскими номерами, и один с крымскими. Вы скажете не показатель.
Для нас показатель.
Было раннее утро, сонце только поднималось, до границы 85 км, пора было отравляться.
На подъездах к границе стояли колонны из фур, километров 10, никак не меньше. Но это была не наша очередь. Приехав к переходу мы были вторые в очереди. Минут 30 пришлось подождать, было время пересменки таможенных бригад. Люди приехавшие рейсовым автобусом в пешем порядке проходили досмотр. На противоположной стороне их ждал такойже автобус, но уже со стороны Крыма.
Разговорились с семейством киевлян. Они ехали к родствнникам в Армянск. Узнав, что мы направляемся в Новороссийск, да еще и на ford sierra 1989 г.в., они, мягко говоря, удивились. Но мы не мы если не осилим.
Пункт пропуска Каланчак. Украинские таможенники пытаются хоть как-то все упорядочивать. Но народ в большинстве своем неадекватный. Мамаша с годовалым малышом пыталась биться в истерике и просила пропустить ее без каких-либо документов на ребенка, кроме свидетельства о рождении. Конечно же ее не пустили. На все оформление и досмотр мы потратили минут 25, не больше.
Пунк пропуска со стороны Крыма. Здесь провозились чуть дольше: заполнение таможенной декларации, миграционной карты, досмотр автомобиля.
- куда следуете?
- Новороссийск.
-вы путешествуете?
- нет, едем в гости ( в багажнике швейная машина, оверлок, "мечта оккупанта" клетчатая в количестве 3-х штук)
-можете открыть одну сумку?
- да, смотрите, все сумки со списками содержимого?
Улыбается с иронией, все хорошо, можете заполнять декларацию.
Что удивило на российской таможне-это порядок, утреннее построение, все с иголочки. Не вовремя досмотрел машину - огреб сразу. За простой большегрузов никто платить не хочет, досматривают быстро.
И вот он Крым. Армянск встретил нас вкусным пловом, варениками и прохладненьким кампотом. Перекусили и помчали дальше - впереди еще 550 км. Еще в Армянске нам мигнул фарами встречный водитель. Переглянулись, пристегнись и свет включи. Посмеялись - мы же европейцы, мать его, кто у нас пристегивается.
Дороги Крыма не такие и ужасные, на Украине такие все. Что удивило в Крыму: пустые трассы, неточные указатели, почти пустой северно-крымский канал и виноградники.
В Феодосии чистейшие пляжи с зонтиками и шезлонгами, чистое море.
Керчь. Чистота города поражает. Киев по сравнению помойная яма.
Указатель на паромную переправу заранее показывает режим работы.
Паромная переправа отдельная тема. Когда приехали, думали простоим вечность. Отстойник забит под завязку. С момента заезда в отстойник до момента выгрузки в порт Кавказ - 1,5 часа.
На пароме wi-fi, кафешки, три палубы. Когда причаливали нас встречали дельфины, просто так между паромами "гуляют".
Краснодарский край. Трасса киев-чоп жалкое подобие трасс в краснодарском крае. Ухоженные, как под линеечку поля, виноградники и еще много-много всего. Того, что завистники называют лапотной Россией. Такой лапотности украине, к большому сожалению, не видать еще не знаю сколько, и это очень печально, очень.
Новороссийск встречал нас ливнем, просто невиданным нами до селе. Но мы добрались, спасибо друзьм и навигатору.
Где были уже, напишу позже

Негражданская война

reposted by elenaivana


«Окно брякнуло с шумом; стекла, звеня, вылетели вон, и страшная свиная рожа выставилась, поводя очами, как будто спрашивая: а что вы тут делаете, добрые люди?» (Гоголь Н.В. Сорочинская ярмарка).

10 июня 2015 года президент Порошенко, выступая на юбилее Киевского национального военного госпиталя, построенного российскими императорами, заявил, что на Украине продолжается первая и, как он надеется, последняя отечественная война. Обращение к узнаваемому и понятному термину преследуемой нынче «тоталитарной эпохи» Порошенко использует часто. Конечно, что взять с «циничного бандеры», как он сам себя назвал, подтвердив сказанное еще и пришитым к туловищу тавром-нашивкой.

Порошенко именовал эту войну и российско-украинской, а после толкал своих министров договариваться с «агрессором» об уступках в цене на газ и продвижении украинских продуктов на рынок «агрессора».

Дальше...Collapse )



Полный Абырвалг!

reposted by elenaivana


«Абыр-абыр…. абырвалг!» Из репертуара П.П.Шарикова.

У любого человека, впрочем, как и у всей нашей сапиенс-популяции, есть только два пути – восхождение и деградация. Третьего пути попросту не бывает, поэтому топтаться на месте или пытаться изображать плавное скольжение по прямой линии – дохлый номер. Либо вверх к сияющим вершинам, либо – по наклонной плоскости, ко всем чертям. Когда в обществе происходит скатывание, если уж не к чертям, то хотя бы к макаке? Если начинается снижение планки под удобный и приятный всем рефрен: «Народ любит что попроще!» Так сказать: «Дай папиросочку – у тебя штаны в полосочку».

Дальше...Collapse )



Блог Сергея Галицкого. » Народное финансирование продолжения книги «Из смерти в жизнь…»

http://blog.zaotechestvo.ru/2015/05/25/%d1%81%d1%82%d0%b0%d0%bd%d1%8c-%d1%83%d1%87%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%bc-%d0%bd%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%b4%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%be-%d1%84%d0%b8%d0%bd%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%b8%d1%80/ Блог Сергея Галицкого. » Народное финансирование продолжения книги «Из смерти в жизнь…»

Грядущие перспективы

Теперь, когда наша несчастная родина находится на самом дне ямы позора и бедствия, в которую ее загнала «великая социальная революция», у многих из нас все чаще и чаще начинает являться одна и та же мысль.

Эта мысль настойчивая.

Она — темная, мрачная, встает в сознании и властно требует ответа.

Она проста: а что же будет с нами дальше?

Появление ее естественно.

Мы проанализировали свое недавнее прошлое. О, мы очень хорошо изучили почти каждый момент за последние два года. Многие же не только изучили, но и прокляли.

Настоящее перед нашими глазами. Оно таково, что глаза эти хочется закрыть.

Не видеть!

Остается будущее. Загадочное, неизвестное будущее.

В самом деле: что же будет с нами?..

Недавно мне пришлось просмотреть несколько экземпляров английского иллюстрированного журнала.

Я долго, как зачарованный, глядел на чудно исполненные снимки.

И долго, долго думал потом...

Да, картина ясна!

Колоссальные машины на колоссальных заводах лихорадочно день за днем, пожирая каменный уголь, гремят, стучат, льют струи расплавленного металла, куют, чинят, строят...

Они куют могущество мира, сменив те машины, которые еще недавно, сея смерть и разрушая, ковали могущество победы.

На Западе кончилась великая война великих народов. Теперь они зализывают свои раны.

Конечно, они поправятся, очень скоро поправятся!

И всем, у кого, наконец, прояснился ум, всем, кто не верит жалкому бреду, что наша злостная болезнь перекинется на Запад и поразит его[1], станет ясен тот мощный подъем титанической работы мира, который вознесет западные страны на невиданную еще высоту мирного могущества.

А мы?

Мы опоздаем...

Мы так сильно опоздаем, что никто из современных пророков, пожалуй, не скажет, когда же, наконец, мы догоним их и догоним ли вообще?

Ибо мы наказаны.

Нам немыслимо сейчас созидать. Перед нами тяжкая задача — завоевать, отнять свою собственную землю.

Расплата началась.

Герои-добровольцы рвут из рук Троцкого пядь за пядью русскую землю.

И все, все — и они, бестрепетно совершающие свой долг, и те, кто жмется сейчас по тыловым городам юга, в горьком заблуждении полагающие, что дело спасения страны обойдется без них, все ждут страстно освобождения страны.

И ее освободят.

Ибо нет страны, которая не имела бы героев, и преступно думать, что родина умерла.

Но придется много драться, много пролить крови, потому что пока за зловещей фигурой Троцкого еще топчутся с оружием в руках одураченные им безумцы, жизни не будет, а будет смертная борьба.

Нужно драться.

И вот пока там, на Западе, будут стучать машины созидания, у нас от края и до края страны будут стучать пулеметы.

Безумство двух последних лет толкнуло нас на страшный путь, и нам нет остановки, нет передышки. Мы начали пить чашу наказания и выпьем ее до конца.

Там, на Западе, будут сверкать бесчисленные электрические огни, летчики будут сверлить покоренный воздух, там будут строить, исследовать, печатать, учиться...

А мы... Мы будем драться.

Ибо нет никакой силы, которая могла бы изменить это.

Мы будем завоевывать собственные столицы.

И мы завоюем их.

Англичане, помня, как мы покрывали поля кровавой росой, били Германию, оттаскивая ее от Парижа, дадут нам в долг еще шинелей и ботинок, чтобы мы могли скорее добраться до Москвы. И мы доберемся.

Негодяи и безумцы будут изгнаны, рассеяны, уничтожены.

И война кончится.

Тогда страна окровавленная, разрушенная начнет вставать... Медленно, тяжело вставать.

Те, кто жалуется на «усталость», увы, разочаруются. Ибо им придется «устать» еще больше...

Нужно будет платить за прошлое неимоверным трудом, суровой бедностью жизни. Платить и в переносном, и в буквальном смысле слова.

Платить за безумство мартовских дней, за безумство дней октябрьских, за самостийных изменников, за развращение рабочих, за Брест, за безумное пользование станком для печатания денег... за все! И мы выплатим.

И только тогда, когда будет уже очень поздно, мы вновь начнем кой-что созидать, чтобы стать полноправными, чтобы нас впустили опять в версальские залы. Кто увидит эти светлые дни? Мы?

О нет! Наши дети, быть может, а быть может, и внуки, ибо размах истории широк и десятилетия она так же легко «читает», как и отдельные годы.

И мы, представители неудачливого поколения, умирая еще в чине жалких банкротов, вынуждены будем сказать нашим детям:

— Платите, платите честно и вечно помните социальную революцию!
М.А. Булгаков